Книга гостейКарта сайтаПервая страница

 

  ПУБЛИКАЦИИ  
 

Трагедия "Птицеграда"


     В интервью "Новой газете -- Миру Людей" в марте этого года областной министр сельского хозяйства и продовольствия В.Г. Резниченко на вопрос о перспективах птицефабрики "Пензенская" говорил обнадеживающе: "Будем восстанавливаться. В мае посадим там 200 тысяч штук птицы. Это личное указание Василия Кузьмича Бочкарева, и мы его выполним обязательно. Но здесь будет другая специализация. Бройлерного мяса уже достаточно, на Пензенской птицефабрике будем развивать яичное производство. До конца года по бизнес-плану ее мощности будут загружены на 80%". Заканчивается июнь, а на фабрике, как говорится, и конь не валялся. Производственные корпуса пусты и безжизненны. И о каких мощностях идет речь, если оборудование, по свидетельству оставшихся там работать в качестве сторожей специалистов, пришло в негодность и в большинстве растащено. Указание губернатора по восстановлению птицефабрики есть. А вот по чьему велению-хотению здесь разрушено производство? Ведь Пензенская птицефабрика, одно из немногих предприятий в отрасли, долгое время выдерживала удары страшных перекосов в экономике, если не уверенно, то вполне достойно переживала штормовые реформаторские времена. Еще семь-восемь лет назад при изучении причин спада в производстве птицепродукции довелось мне познакомиться со многими довольно интересными документами и выводами. Уже тогда некоторые отечественные руководители отрасли, в частности, Ленинградского областного птицепрома, открыто обвиняли западных специалистов и их российских друзей в преднамеренных злоумышленных действиях против развития птицеводства в нашей стране в своих интересах. Оно понятно. Американцы, например, искали рынки сбыта своей продукции, которая залежалась в морозильниках и не пользуется спросом в США. Там ее потребляют только малоимущие люди, так как при выращивании бройлеров, например, применяют разные препараты, которые, ускоряя рост птицы, небезопасны для организма человека. А накапливаются они именно в окорочках. Вспомним рекламные ролики "ножек Буша". Так вот, тогда даже специалисты заявляли, что это не что иное, как интервенция на российский рынок, и последствия ее будут пагубными для отечественного птицепрома. И еще вспоминается шумиха по поводу чуть ли не массового заболевания сальмонеллезом при употреблении яиц. Как потом определили специалисты, это была явная провокация со стороны американцев. Оказывается, именно у них с этим заболеванием проблемы, а в России, наоборот, дела обстояли благополучно. Как бы то ни было, но шум по поводу сальмонеллы достиг своей цели. Спрос на яйца у нас в то время заметно снизился. На птицефабриках наблюдалось затоваривание, что, естественно, лишало предприятия оборотных средств, отрицательно сказывалось на производстве. Кстати, тогда, семь-восемь лет назад, работая заведующим отделом сельского хозяйства "Пензенской правды", я пытался также в газете высказать тревогу по поводу беспардонного, пагубного вторжения заокеанской птицепродукции. Но начальнички, считающие, что так и должно быть, что Запад, американцы нам искренне помогают реформировать, преобразовывать сельхозпроизводство, срезали острые углы проблемы. Короткая справка. Среднегодовое производство яиц в Пензенской области в 1986 -- 1990 гг. составляло 439,7 млн. шт. Даже в 1996 году птицеводы области произвели 339,4 млн. шт. яиц. В прошлом году яиц в области произведено всего 179,7 млн. шт. Нынче с начала года производство яиц по сравнению с прошлогодним снизилось еще на процентов. Руководство Пензенской птицефабрики в тех сложных условиях действовало, как всегда, безошибочно. И это не случайно. У руля предприятия оставался опытный и мудрый Б.З. Эйдлин. Борис Захарович возглавлял строительство фабрики -- первого в области птицеводческого хозяйства на промышленной основе. Эйдлин -- человек неординарный, организатор, хозяйственник от Бога. Что бы сейчас ни говорили о нем, его действиях, все оправдывалось интересами производства. Он умел найти подход к руководителям всех рангов, уверенно, как говорят, ногой открывал двери в обкоме и облисполкоме, в других высоких ведомствах, выбивая средства на строительство и совершенствование производства. Вторым человеком на птицефабрике не один десяток лет считался А.Ф. Кузнецов, главный технолог, единственный доктор наук, работающий в сельхозпроизводстве области. Настоящий ученый, глубоко изучивший все премудрости сложной отрасли и внесший немалый вклад в ее развитие, он был известным специалистом не только в своем производственном коллективе и области. Он и сейчас пользуется уважением среди ученых-технологов в стране и за рубежом, является членом международных ассоциаций птицеводов. Александр Федорович вместе со своими российскими коллегами объездил европейские страны, неоднократно бывал и в Америке, изучая мировой опыт промышленного производства. Надо признать, Эйдлин и Кузнецов -- люди разные. Между ними бывали и разногласия, и трения, споры. Но каждый из них был на своем месте. Первый как организатор, второй как технолог. Вдвоем они составляли своеобразный тандем, двигающий развитие производства. Благодаря таким энтузиастам, патриотам своего дела птицеводство в России и конкретно в нашей области (единственная отрасль в агропроме) уверенно двигалось к западным, мировым стандартам. В восьмидесятые годы вопросы количества производства птицепродукции в области были решены, и начали решать проблемы качества, совершенствовать технологию переработки. Помню, как уже в середине девяностых годов Кузнецов заверял, что ему нужно еще пять лет, чтобы полностью довести технологию производства до европейских стандартов, до высших кондиций. Даже в годы разрушительных реформ Эйдлин, пользуясь своим авторитетом, доверием руководства области, искал и находил любые возможности для получения субсидий. Естественно, использовались и свои оборотные средства, которых, по словам Бориса Захаровича, перед его уходом с поста насчитывалось 49 миллионов. Руководители птицефабрики продолжали за счет своего производства содержать всю сложную инфраструктуру "Птицеграда" -- так они называли весь производственный, жилой и социальный комплекс в Чемодановке. Кроме того, в последние годы Пензенская птицефабрика обосновала филиал своего производства в мокшанском селе Успенское, начала эффективно использовать там земли, дала работу сотням людей. Короткая справка. К середине 90-х годов Пензенская птицефабрика представляла мощный агропромышленный комплекс, насчитывающий 120 тысяч квадратных метров производственных площадей с резервными силовыми установками. По примерным подсчетам специалистов (точно это сделать практически невозможно), стоимость всего комплекса "Птицеграда" с землей, с инфраструктурой составляла более 200 млрд. нынешних рублей. Ежегодно птицефабрика производила 90 -- 95 и более млн. шт. яиц и 1200 тонн мяса. Огромные средства, затраченные государством в течение десятилетий, сейчас не дают отдачи. Производство бездействует, порушено, сотни людей остались без работы. Крушение произошло менее чем за три года, как сменили руководство птицефабрики. Приезжаю в Чемодановку. Людей для разговоров не собираю. Подхожу к сидящим у деревенских изб женщинам, к мужикам, сооружающим сруб для бани. Еще одна группа собеседников. Еще... Потом разговор у пятиэтажных домов. Здесь оказались не только рабочие, но и специалисты, давно работающие на фабрике. Между прочим, не связанные непосредственно с предприятием, чемодановцы хорошо осведомлены, что произошло с основным производством на селе. Первое впечатление, что люди действительно как после трагедии, в шоке, еще не осознали всю тяжесть случившегося. Вспоминают, как жили в недалеком прошлом: -- У нас при советской власти вроде коммунизма было. Работали, забот не знали. Зарплата хорошая. Все у нас хорошо было. Дом культуры, спортзалы, стадион. Наш народный ансамбль "Курочка ряба" по всей Европе ездил, область прославлял. Хоккейные, футбольные команды славились. Продукцию давали, вот и было все хорошо. Все на руководителях держалось. "Дед" у нас молодец ("Дед" -- это Б.З. Эйдлин). Кто виноват в развале? А это надо у властей областных спросить. Вытолкнули "Деда" по-свински. Поставили "Ясктыря". Какой он директор? "Деду" в подметки не годится. По глазам видно -- делец. Под себя все загреб. Вон какие хоромы себе отгрохал. Поди-ка, миллионов десять на стройку коттеджа угрохал. Да больше десяти миллионов. Все с фабрики растащили. Где товары, что при Эйдлине по бартеру навозили? Казалось, потоку упреков в адрес новых начальников не будет конца. "Ясктырь" -- прозвище Николая Тюрденева, местного предпринимателя, ставленника, по общему мнению чемодановцев, губернатора на место директора после Эйдлина. Не все запомнили его фамилию, большинство так и называли по-народному. Почему убрали Эйдлина? -- Так "Дед" на губернаторских выборах за Ковлягина агитировал, по телевизору даже выступал. А мы ему верили. Чемодановка за Ковлягина и проголосовала. Тюрденев за Бочкарева горой стоял. А тот и наградил его за ретивость в службе, как цари когда-то своим приближенным имения дарили... Не беремся утверждать, что именно так и было, но других мнений среди простых жителей Чемодановки не довелось услышать. Многие в Чемодановке сейчас боятся говорить открыто, отворачиваются от включенного диктофона: -- У них власть. А власть -- сила. За упоминание, восхваление Эйдлина или Кузнецова можно поплатиться. Сам загребал и с начальством делился. Пиры, застолья, пикники постоянно устраивали. И губернатор здесь часто бывал. Неужели не видел, что творится? Да и раньше, бывало, начальство областное задабривали. Так ради дела, производства. Сами брали и людям жить давали. А теперь что? Теперь начальство машинами все тащит, а люди ночью мешками воруют. Вот и доворовались. Кажется, комментировать все эти высказывания нет смысла. Все чемодановцы, с кем удалось пообщаться, заявляют, что разрушение фабрики шло с позволения властей, но они еще не осознали, что все происходило у них на глазах, с их молчаливого согласия. А некоторые, а может, и многие, пользовались этой ситуацией. Вот и угрохали фабрику. После Тюрденева на фабрике "потрудились" еще несколько "новых русских" директоров. Кому же было выгодно разрушение предприятия? У чемодановцев на этот счет тоже своя версия: -- Так властям же самим. Чтобы по дешевке или совсем бесплатно отдать своим людям. Вот недавно то ли новый директор, то ли новый хозяин появился у нас. Мекшин какой-то. Говорят, он из окружения Бочкарева или родственник его. Все прибирают к своим рукам. Не насытятся, видимо... Может быть, новые хозяева, тот же Мекшин, возродят производство? -- Да куда уж там им. Здесь специалисты-энтузиасты нужны. А сколько денег, средств надо, чтобы хоть чуть-чуть восстановить разграбленное. Может быть, для себя на карманные расходы новые хозяева цех-другой и запустят... О бизнес-плане восстановления птицефабрики, о котором говорил министр Резниченко, в Чемодановке пока не слыхали. Перед отъездом из Чемодановки зашел в местные магазинчики. На прилавках замороженные окорочка производства США, пакетики с куриным супом из заморских концентратов... В "Птицеграде" не оказалось своей птицепродукции. Так по чьим мы программам, российским или заокеанским, живем?

Вячеслав СОРОВЕГИН

P.S. Когда материал был готов к печати, стало известно, что на развалинах птицефабрики "Пензенская" организовано общество с ограниченной ответственностью во главе с господином Мекшиным. Как нам сообщили в областном министерстве сельхозпрода, этот вопрос решался в областном министерстве госимущества.

"Новая газета - Мир людей" от 27.06.2001.

На главную


 
  Директор и администратор
Капитуров Владимир
Александрович
E-mail:
yabloko@penza.com.ru
Электронная почта

| Главная страница | Новости | Деятельность | Публикации | Книга гостей | Карта сайта |